?

Log in

Говорит · Набоков

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *


От ночных мыслей об экспедиции, от литературных бесед с Бубновым, от ежедневных трудов на теннисе, он снова и снова к ней возвращался, подносил для нее спичку к газовой плите, где сразу, с сильным пыхом, выпускал все когти голубой огонь.

«Подвиг»

* * *
Однако, его так нервила возможность случайного поражения, и с такой отвратительной яркостью он его себe представлял, что ни разу не попробовал вступить с Колей, с однолeтком, в борьбу, но зато охотно принимал вызов Владимира Иваныча, двадцатилeтнего корнета с мускулами, как булыжники, через полгода убитого под Мелитополем, который жестоко мял его, ломал и послe изнурительной возни придавливал его наконец, красного и осклабленного, к травe.
* * *

Была нeкая сила, в которую она крeпко вeрила, столь же похожая на Бога, сколь похожи на никогда невидeннаго человeка его дом, его вещи, его теплица и пасeка, далекий голос его, случайно услышанный ночью в полe. Она стeснялась эту силу назвать именем Божиим, как есть Петры и Иваны, которые не могут без чувства фальши произнести Петя, Ваня, меж тeм, как есть другие, которые, передавая вам длинный разговор, раз двадцать просмакуют свое имя и отчество, или еще хуже – прозвище.

Подвиг
* * *
У Зотовых в жарко натопленных комнатах она лениво танцевала фокстрот под граммофон, передвигая не без изящества длинную ляжку, держа на отлете докуренную папиросу и, когда глазами находила вращавшуюся от музыки пепельницу, совала туда окурок, не останавливаясь.
* * *
На ветру дрожал студень медуз, выброшенных на гальку. Блестели мокрые скалы. Однажды видели, как рыбаки несли утопленника,— из-под одеяла торчали удивленные босые ступни. По вечерам она варила какао.
* * *
* * *
глядел, - и все во мне как-то срывалось, летало с каких-то десятых этажей. Я смотрел на чудо. Чудо вызывало во мне некий ужас своим совершенством, беспричинностью и бесцельностью".
"Отчаяние".
* * *
"Она была шупла до невероятности. Ребра проступали. Выдававшиеся вертлюги бедренных мослов обрамляли впалый живот, до того уплощенный, что его и животом-то нельзя было назвать. Весь ее изящный костяк точно вписался в роман - даже сделался костяком этого романа, да еще послужил опорой нескольким стихотворениям. Груди этой двадцатичетырехлетней нетерпеливой красавицы, каждая размером с чайную чашку, раскосым прищуром бледных сосков и твердостью очертанья казались лет на десять моложе ее самой".

"Лаура"

Отсюда: http://www.snob.ru/promo/november/2009/#inJournal.
В журнале пока только первая глава. Полный текст на русском языке станет доступен читателям после премьеры "Лауры", намеченной на вторую половину ноября. Русский перевод будет выпущен петербургской издательской группой "Азбука-классика"
* * *
"Литературу, настоящую литературу, не стоит глотать залпом,
как снадобье, полезное для сердца или ума, этого «желудка» души. Литературу надо принимать мелкими дозами, раздробив, раскрошив, размолов, — тогда вы почувствуете ее сладостное благоухание в глубине ладоней; ее нужно разгрызать, с наслаждением перекатывая языком во рту — тогда и только тогда вы оцените по достоинству ее редкостный аромат, и раздробленные, размельченные частицы вновь
соединятся воедино в вашем сознании и обретут красоту целого, к которому вы подмешали чуточку собственной крови."
Лекции по русской литературе.
* * *
Мышь завозилась опять. Есть такие маленькие звуки, что страшнее канонады. Чорб оставил сундук, прошелся раза два по комнате. Ночной мотылек звонко ударился о лампочку. Он рванул дверь и вышел.
"Возвращение Чорба"
* * *
Photobucket

from the book "Vladimir Nabokov. Alphabet in Color"
* * *
* * *

Previous · Next